До свидания там, наверху
КИНОПРОКАТ
До свидания там, наверху
Au revoir là-haut



год 2017
страна Франция
режиссер Альбер Дюпонтель
актеры Альбер Дюпонтель, Лоран Лафитт, Науэль Перес Бискаярт, Нильс Ареструп, Эмили Декьенн, Мелани Тьерри
сценарий Альбер Дюпонтель и Пьер Леметр одноименному роману Пьера Леметра
продюсер Катрин Бозорган
оператор Венсан Матиа
композитор Кристоф Жюльен
продолжительность 117 мин.
жанр драма/детектив/комедия/приключения
премьера в России 15.03.18

     скачать пресс-релиз






СИНЕМА ПРЕСТИЖ

представляет

НАУЭЛЬ ПЕРЕС БИСКАЯРТ, АЛЬБЕР ДЮПОНТЕЛЬ, ЛОРАН ЛАФИТТ,
НИЛЬС АРЕСТРУП, ЭМИЛИ ДЕКЬЕНН и МЕЛАНИ ТЬЕРРИ


в фильме АЛЬБЕРА ДЮПОНТЕЛЯ

по роману ПЬЕРА ЛЕМЕТРА

«ДО СВИДАНИЯ ТАМ, НАВЕРХУ»
«Au revoir là-haut»


Франция, 2017, драма / комедия / приключения, 118 мин.

Великолепный фильм, который станет классикой.
Cinéphile


Горькая и смешная, детективная и поэтичная киноистория по одноименному роману Пьера Леметра, удостоенному Гонкуровской премии в 2013 году.
Последние дни Первой мировой войны. Циничный карьерист лейтенант Прадель отправляет свою роту на верную гибель. В бессмысленной кровавой мясорубке сын миллионера Эдуар Перикур спасает жизнь скромному бухгалтеру Альберу Майяру, но сам тяжело ранен. Его лицо чудовищно изуродовано, и таким он не хочет появляться в доме отца. Друзья по несчастью поселяются в Париже, Эдуар – под чужим именем и навсегда скрыв лицо под маской. Они придумывают лихой план, как вырваться из отчаянной бедности. Для начала Альбер, устроившись в банк, ворует деньги со счетов. А тем временем Прадель, разбогатевший на аферах в похоронном бизнесе, по злой иронии судьбы женится на сестре Эдуара. И пути бывших сослуживцев очень скоро пересекутся…




АЛЬБЕР ДЮПОНТЕЛЬ: Зритель более ленив, чем читатель

Как появился этот проект? Что вас привлекло в романе Пьера Леметра?

Я получил большое удовольствие от чтения, увидел в книге памфлет против нынешней эпохи. Все персонажи в ней удивительно современны. Существует небольшая группа жадных и алчных людей. Они, Прадели и Марсели Перикуры, для которых нет веры и закона, управляют миром и заставляют страдать многочисленных Майяров. А те, в свою очередь, пытаются выжить. Впрочем, такое происходило на протяжении веков.

Еще в книге есть универсальная история об отношениях между властным отцом и его сыном, непонятым и брошенным. А афера героев с памятником павшим – своеобразная красная нить, задающая интригу и ритм повествованию.

Все элементы сошлись таким образом, что впервые экранизация показалась мне легко осуществимой и резонной. Кроме того книга Леметра, можно сказать, настоящая инструкция для сценария. Настолько текст визуально окрашен, а психология персонажей детально описана.

Как шла работа над сценарием?

Первый вариант я написал довольно быстро, за три недели, без каких-либо трудностей. Я же говорил: книга Леметра – практически инструкция. Но, надо заметить, снимали мы по тринадцатому варианту. Пьер предоставил мне полную свободу. Мы виделись лишь пару раз и только для того, чтобы обсудить концовку.

Какие в тот момент вы ставили перед собой задачи?

На шестистах страницах найти и понять главное. Нужен был такой сценарный виток, чтобы превратить эту историю в фильм. Афера с памятником, предложенная Эдуаром, в книге происходит в последней трети. Я перенес ее почти в самое начало.

Зритель более ленив, чем читатель. Чтобы держать ритм и внимание, я связал всех персонажей между собой сильнее, чем было в книге. Кроме того, мне очень хотелось добавить от себя, чтобы произошла встреча отца и сына Перикуров на террасе «Лютеции», а Майяр свел счеты с Праделем.

Почему вы выбрали Лорана Лафитта на роль Праделя?

Все просто. Я искал французского Витторио Гассмана, который воплощал бы в себе юмор, трагизм и нуар. Лоран показался мне идеальным кандидатом. Ему удался персонаж потому, что у Лорана огромные способности, он с удовольствием погрузился в игру – отстраненную, холодную, неукоснительную и четкую. Его актерская сила в том, что он не судит морально своих персонажей. И это дает ему свободу творчества.

А как вы познакомились с Науэлем Пересом Бискайяртом?

На кастинге в июле 2015 года. Эта «рутина» иногда позволяет найти уникальное. Так было в случае с Науэлем. В момент первой встречи я понял: вот он – Эдуар Перикур. Взгляд, манера двигаться, дерзкое и ироничное лицо – все это было в нем. Меня удивили его серьезность, профессионализм, абсолютная отдача. Закончилось все тем, что он сумел сконцентрировать всего своего персонажа в одном лишь взгляде. Мне ничего не оставалась, как его снимать.

Расскажите про вашего героя, Альбера Майяра.

Изначально я не собирался играть эту роль. За год до начала съемок я пригласил одного из моих любимых актеров, он согласился, но через какое-то время сказал, что не сможет принять участие в этом приключении. Я кинулся искать замену, но большинство подходивших для роли актеров были заняты, а некоторые, в том числе именитые, не отвечали моим представлениям о персонаже. Поэтому я решил – больше из необходимости, нежели из желания – сыграть сам, хотя это было непросто. Кстати, мне показалось, что актеры с большим усердием вовлекаются в процесс, когда режиссер является одним из них.

Как вы работали над масками Эдуара?

Художник Сесиль Кречмар стала практически соавтором персонажа. С ее подачи маски немного отличались от тех, что описаны в книге. Идея заключалась в том, чтобы проследить за изменениями в настроении Эдуара на протяжении всего повествования и найти соответствующие выражения эмоций: грусти, иронии, бреда, страдания. Мы отталкивались от тех лет, когда происходит действие. Нам оставалось только сделать выбор, поскольку художественная жизнь начала XX века – это большое смешение стилей: кубизм, сюрреализм… Разнообразие художников той поры – это вроде корзины с игрушками, в которой Сесиль с удовольствием повозилась. Во всех масках – и в венецианской, и в ироничной маске преподавателя изящных искусств, и в маске Фантомаса, иконы фельетонов того времени, – мы постарались выразить все внутренние переживания Эдуара, придавая им человеческое лицо.

А есть у вас любимая маска?

Я испытываю слабость к маске абстрактной женщины (портрету в стиле Пикассо).

Расскажите о музыке в фильме.

Оригинальную написал Кристоф Жюльен, с которым я работаю со времени «Злодея». Он очень талантливый композитор. Во время предварительной работы мы обсуждали с ним величайших композиторов той эпохи – Равеля, Мийо, Форе, Гершвина. Но музыку он, конечно, написал свою. Хотя использовали мы и музыкальные цитаты из классиков – из Нино Роты (тема из фильма «Я не понимаю»), Эннио Морриконе («Следствие по делу гражданина вне всяких подозрений»), Флетчера Хендерсона («Variety Stomp»).

Что было самым запоминающимся во время съемок?

Да все прошло отлично. Не это ли самое запоминающееся?



ПЬЕР ЛЕМЕТР: Несостоявшийся актерский дебют

Вы думали о кастинге?

Когда писал, конечно, нет. Иногда случается, я отталкиваюсь от какого-то знакомого человека, чтобы упростить создание персонажа. Но это необходимо лишь для первого толчка, потом я о нем забываю. А когда встал вопрос с подбором актеров, я втайне мечтал, чтобы Альбер Дюпонтель играл Альбера Майяра. Боги меня услышали.

Что вас больше всего удивило при просмотре фильма?

Я удивлялся всему: добавленным сценам, исчезнувшим сценам, местам, которые я представлял по-другому, местам, которые я не описывал… Это был целый фейерверк сюрпризов. Наверное, я оказался самым счастливым писателем.

Какими словами вы можете описать фильм как писатель?

Я бы сказал «эмоции» и «человечность». Но я больше склоняюсь к первому. В каждой сфере есть свои инструменты. В истории – факты, в социологии – исследования и статистика, в философии – концепция. А в литературе – эмоции. Благодаря ним, читатель понимает книгу. Фильм вызывает сильные эмоции – это то, что я пытался достичь, работая над книгой.

Что вам особенно запомнилось за те три года, пока создавался фильм?

Вообще-то на площадке я бывал мало. Это только мешало бы Альберу. Съемки – его вотчина. Но что меня особо позабавило, как съемочная группа называла Альбера. Ведь у режиссера и персонажа – одно имя. И я догадался: когда они говорили «Альбер» – речь шла о Дюпонтеле, когда «Майяр» – о персонаже.

А другая забавная история заключалась в том, что Альбер решил сделать мне приятное и снял в одной сцене. Но при монтаже ее вырезал. Наверное, я был настолько хорош, что он убрал меня из-за ревности. Я успокаиваю себя, как могу.



ЛОРАН ЛАФИТТ: Когда несколько секунд превращаются в вечность

Ваш персонаж очень вам подходит. Доставляло ли вам удовольствие играть настолько злого и ужасного человека?

Это злодей, которого приятно ненавидеть, он дает юмористическое вдохновение. Было интересно сделать из него негодяя, немного театрального, этакого денди-сноба.

Дюпонтель считает: ваша сила в том, что вы морально не осуждаете персонажа. Вы согласны с этим?

Да, я стараюсь их не судить, потому что сами себя они не судят. Иначе бы не делали то, что делают. В любом случае, мое мнение о них не стало бы толчком к игре. Характер моего Праделя в большей степени проявляется через то, как он относится к своей внешности, через его костюмы и элегантность. Я с большим интересом наблюдал за работой художника по костюмам Мими Лемпики, как она выбирала ткани, цвета, крой. Мы можем смело сказать, что мой персонаж очень внимательно следил за английской модой того времени.

Были ли какие-то особо сложные для вас сцены?

Сложность была во всех: не скатиться в карикатурность, не превратить персонажа в клоуна, но при этом сохранять его яркость. Кроме этого, от него всегда должна была исходить настоящая угроза. Нужно было найти баланс между всеми его чертами. Ну, а некоторые сцены были сложными в физическом плане. Когда мы снимали в окопах, это было тяжело. Но разве можно жаловаться, что наши ноги утопали в грязи, когда мы рассказываем о трагедии, перевернувшей миллионы жизней?

И это было настолько невероятно, что я чувствовал себя как ребенок. Словно путешествие во времени: звуки выстрелов, взрывы снарядов, грязь по колено, костюмы, в которых нереально жарко. Вот это и есть самое удивительное в профессии актера – возможность окунуться в другую эпоху, в экстремальные ситуации, не подвергая себя опасности. Это, конечно, несравнимо с теми реальными драматическими событиями, но дает невероятно сильные эмоции.

Расскажете какую-нибудь забавную историю со съемок?

Моя последняя сцена. В тот момент, когда меня засыпает тонна песка, и я исчезаю из вида, меня должна была поднять на поверхность электроплатформа. Но она не сработала. Я был погребен, вообще не мог двигаться, песок был везде, я не мог дышать, как будто под водой. Меня вытащили за руки. Это длилось буквально несколько секунд, но мне они показались вечностью.



НАУЭЛЬ ПЕРЕС БИСКАЙЯРТ: Как разговаривать без голоса?

Как вы работали над персонажем, у которого нет лица и голоса?

Помню, на первых пробах я задавался вопросом: «А как разговаривать без голоса?» Безусловно, у меня были сомнения, и я чувствовал, что будет непросто. Я пересмотрел множество видео, где воспроизводится гортанный звук. Это способ, которому обучаются люди, перенесшие удаление голосовых связок. Для этого требуется немало времени. Для фильма, конечно, не было необходимости заходить настолько далеко, но это позволило мне найти верный звук. А относительно лица… Мы много работали над взглядом и масками. Маски помогали выразить все то, что не могло показать скрытое лицо. И еще акцент делался на движении тела. По задумке Альбера, Эдуар должен был стать практически персонажем из комедии дель арте.

Маски представляют различные состояния Эдуара Перикура. Какие вам понравились больше?

Нам с Альбером очень нравилась маска женщины с голубыми волосами. Она особенная: вытянутое лицо, ниспадающие волосы. Она загадочная, и притягивает к себе. Мне понравились абстрактные маски, которых не осталось при монтаже. Ну, и конечно, очень красивая птица в финале. Сесиль Кречмар удалось понять всю глубину сущности Эдуара и его эмоции в каждой сцене.

Взаимоотношения вашего героя с Луизой очень крепкие, а как было за кадром – с юной актрисой Элоизой Балстер?

Мы много времени проводили вместе, веселились. Много репетировали, но только с точки зрения произношения слов. Мы старались не исчерпать заранее всю энергию сцен, а сохранить спонтанность во время съемок. Временами Элоиза должна была прилагать усилия, чтобы понять, что я говорю, и нас это заставляло быть сконцентрированными и держать визуальный контакт. Она всегда была готова играть и постигать новое. Мне кажется, нам удалось передать нежную дружбу между Эдуаром и девочкой.

Вы помните какую-нибудь смешную историю на съемках?

У меня остались самые разные воспоминания. Дождливые дни, когда мы снимали в траншее. Невероятная сила съемочной группы, чтобы держаться, несмотря ни на что. День, когда я заболел, и мне было очень плохо, но надо было играть веселую сцену с Элоизой. Когда меня таскали на носилках под палящим солнцем при полном макияже и залитого кровью. Небольшие перерывы, когда я вообще не понимал: это я просто устал или мне хочется спать из-за углекислого газа. Еще – питье через ноздри маски с помощью соломинки. Ну, и многое другое.



СЕСИЛЬ КРЕЧМАР, создательница масок: Простота формы и сила эмоций

Каждая маска представляет определенный момент жизни Эдуара. Как вы над ними работали?

Это был длительный процесс. Вначале Альбер думал использовать одну маску на протяжении всего фильма, потом – как можно больше. Некоторые маски были описаны в сценарии. Мы стали о них думать с той точки зрения, что Эдуар был не только талантливым художником, но и человеком своего времени. Поэтому я тщательно изучила творчество художников той эпохи. Но Альбер был твердо убежден, что маски должны были не только выражать разнообразные таланты Эдуара, но, в первую очередь, показывать эмоции. Некоторые маски было очень сложно сделать, например, циничную улыбку «министерского чиновника». Я ее переделывала три раза, и все время мне позировал Альбер с характерной гримасой на лице. То же самое было и с маской «преподавателя академии».

Сколько времени у вас ушло на изготовление всех масок?

Несколько месяцев. Первый вариант «голубой маски» создавался 120 часов, над ней, помимо меня, трудились Селия Кречмар и еще один помощник. На некоторые маски хватало трех дней («сам Эдуар»), на другие уходило шесть: лошадь, птица, джазовый музыкант.

Есть ли у вас среди них любимые?

По правде говоря, люблю их все. Меня очень растрогала маска «самого Эдуара», также люблю греческую маску – за простоту формы и силу выражения, которая проявляется в подвижном механизме рта. То, как он был описан Альбером в сценарии, дало мне толчок. Но иногда довольно легкие механизмы бывает очень сложно сделать. Еще мне очень нравится женщина с голубыми волосами – потому что для меня это был пиковый момент, когда мы с Альбером окончательно определились с концепцией масок. Мы освободились от реальности и, наконец, поверили в нашу фантазию.

Возникает ощущение, что Науэль «сросся» с масками. Он тоже работал над их созданием?

Науэль неоднократно приходил в нашу студию вместе с Альбером на пробы, не только технические, но и актерские. Меня каждый раз удивляла его способность сживаться с предложенными масками.


МНЕНИЯ

«Роскошная экранизация одноименного романа Пьера Леметра, удостоенного Гонкуровской премии в 2013 году. Местами горькое, местами веселое, местами детективное, поэтичное киноповествование Альбера Дюпонтеля о последних днях Первой мировой войны и двух последующих годах.

Великолепные актеры, эмоциональное, но четкое развитие сюжета, прекрасные декорации, музыка, выразительное изображение, Париж как место действия – превосходный фильм для любителей кино».

screendaily.com

«Фильм невероятный, вдохновляющий. В нем поэзия смешивается с юмором. Смелость Дюпонтеля пленит и делает из прекрасной книги киношедевр».

Rolling Stone

«Дюпонтелю удалось создать фильм, редкий для нынешнего французского кино, несомненно, коммерческий, прекрасно сочетающий в себе высокий профессионализм, сюрреалистический юмор и крайне «черные» темы. С точки зрения киномастерства, он заслуживает только похвалы. В его настроении – смесь мрачности и легкомысленности. По интонации и стилистике напоминает «Долгую помолвку» Жан-Пьера Жене, французский кассовый хит, собравший в мире более $70 млн».

hollywoodreporter.com

«Зрелищный фильм, который рождает твердую убежденность: кино – это носитель правды. Той, что в сердцах людей».

Le Nouvel Observateur

«Фильм одновременно трагичный, сюрреалистичный и эстетичный. Он проработан до деталей. Невероятно приятно видеть французское кино, способное быть эпичным и волнующим, не скатываясь при этом в академизм и патоку».

L’Express

«Герои фильма – люди, вернувшиеся с самой бессмысленной и жестокой бойни,– видели столько смерти, что стали к ней равнодушны. Но, рассказывая их историю, Дюпонтель находит место для легкомысленности, человечности и творчества. Это великолепное и изысканное произведение искусства, где глубокие и серьезные идеи «упакованы» в ясный сюжет и насыщенную эмоциональность.

Это фильм о жизни, освещенной призраком смерти».

goombastomp.com

«Экранизация одноименного приключенческого романа Пьера Леметра, которую нельзя пропустить – настолько это умопомрачительное зрелище с особой атмосферой, юмором и блестящими актерскими работами самого режиссера Альбера Дюпонтеля и Науэля Переса Бискайярта, исполнившего главную роль в прошлогоднем каннском призере «120 ударов в минуту», а здесь играющего одними глазами и телом».

cinemaplex.ru



АКТЕРЫ

НАУЭЛЬ ПЕРЕС БИСКАЯРТ
/Nahuel Pérez Biscayart/
«120 ударов в минуту»

АЛЬБЕР ДЮПОНТЕЛЬ
/Albert Dupontel/
«Инкассатор», «Необратимость»

ЛОРАН ЛАФИТТ
/Laurent Lafitte/
«Она», «Как украсть бриллиант»

НИЛЬС АРЕСТРУП
/Niels Arestrup/
«Боевой конь», «Пророк»

ЭМИЛИ ДЕКЬЕНН
/Émilie Dequenne/
«Братство волка»

МЕЛАНИ ТЬЕРРИ
/Mélanie Thierry/
«Теорема Зеро»



СЪЕМОЧНАЯ ГРУППА

режиссер – АЛЬБЕР ДЮПОНТЕЛЬ /Albert Dupontel, «Злодей»/

автор сценария – АЛЬБЕР ДЮПОНТЕЛЬ /Albert Dupontel/

при участии ПЬЕРА ЛЕМЕТРА /Pierre Lemaitre, «Свадебное платье жениха», «Алекс»/

композитор – КРИСТОФ ЖЮЛЬЕН /Christophe Julien/

оператор – ВЕНСАН МАТИА /Vincent Mathias, «Безумная свадьба»/

монтаж – КРИСТОФ ПИНЕЛЬ /Christophe Pinel/

продюсер – КАТРИН БОЗОРГАН /Catherine Bozorgan/



За дополнительной информацией и материалами, пожалуйста, обращайтесь:
Александра Терновская, Сinema Prestige, +7 985 969 80 91, pr@cinema-prestige.ru